Природные ресурсы кому принадлежат в других странах. Кому принадлежат наши природные богатства

Недра — достояние народа. Но почему они вам не принадлежат?

Природные ресурсы кому принадлежат в других странах.  Кому принадлежат наши природные богатства

«Общенациональное богатство», «народное достояние». Мы часто слышим эту формулу в связке с понятием «недра». Соответствуют ли наши ожидания и представления реальному положению дел? Кому на самом деле принадлежат полезные ископаемые и кто имеет на них право?

Рассмотрим вопрос вблизи.

Что такое «недра»?

По словам руководства Госкомгеологии, где-то в недрах нашей страны спрятаны фантастические 5,7 триллиона американских долларов. Твердо можно говорить о целом триллионе, который находится в уже разрабатываемых и разведанных месторождениях полезных ископаемых. Остальное спрятано в земле, и его еще предстоит найти, разведав 80% территории страны, на которые не ступала нога геолога.

К слову, ВВП Узбекистана, то есть стоимость всего, что произведено в стране, в 2017 году составил около 60 миллиардов долларов. Выходит, разведанные запасы ископаемых эквивалентны стоимости продукции, произведенной за 17 неполных лет (вынесем за скобки рост экономики).

Недрами в нашей стране считается все, что ниже подошвы вашей обуви и до границы расплавленной мантии Земли. К недрам также относятся все отходы горнорудного производства — хвосты, отвалы и т. д., то есть часть того, что извлечено из земли, но до сих пор лежит и ждет своего часа.

Кому они принадлежат?

По международным стандартам суверенное право на использование природных богатств страны принадлежит нации. Это заложило современную модель правовой регламентации, по которой именно нации распоряжаются недрами в пределах своей юрисдикции.

Законодательно все это регулируют многие документы. Но их основная идея выводится из 55-й статьи Конституции, по которой «недра являются общенациональным богатством, подлежат рациональному использованию и охраняются государством». Закон объявляет все наши подземные сокровища «общенациональным достоянием» (вспоминаем «Газпром»).

То есть прав на недра у вас чуть больше, чем нисколько. Но есть право гордиться родной землей, включающей почти всю таблицу Менделеева.

Итак, право собственности, то есть право на владение и распоряжение недрами принадлежит государству.

Кто все это регулирует?

Как владелец и распорядитель недр государство устанавливает правила игры и контролирует то, как они работают. Кстати, это же относится и к другим объектам общенационального достояния — земле, воде и прочему. Стоит отметить, что государственное регулирование во многом призвано обеспечивать более рациональную эксплуатацию природных богатств.

Все остальные имеют право пользоваться недрами с позволения государства, становясь недропользователями. Ими могут быть как физические лица — граждане, иностранцы и лица без гражданства, так и различные юридические. В зависимости от того, какие недра и как вы хотите использовать, государство устанавливает самые разные правила.

Недропользование для физических лиц ограничивается чем-то личным. Допустим, вы можете выкопать колодец, чтобы поливать огород и поить животных. Не исключено и что-то коммерческое: например, ремесленники могут добывать глину.

Юридические лица, которые соприкасаются с недрами, делятся на несколько категорий. Кто-то занимается геологоразведкой, кто-то добывает полезные ископаемые, кто-то строит инфраструктуру или хранит добытые ресурсы. Многое здесь завязано на Госкомгеологии — государственном органе, который как раз контролирует и регулирует сферу.

В сфере добычи в зависимости от извлекаемого сырья имеются разные режимы лицензирования.

Извлечение стратегических материалов — нефти, газа, редкоземельных и драгоценных металлов, а также драгоценных камней — лицензируется по многоступенчатой программе через множество ведомств.

Но так как добычей указанных ископаемых занимаются в основном государственные предприятия либо иностранные компании по международным соглашениям, то лицензирование они проходят на пять.

Нужны ли нам иностранцы?

Иностранный капитал ко всему этому привлекают очень активно. И раньше, и сейчас. Но не у всех все складывается удачно.

Достаточно долго работают российские («Лукойл», «Газпром»), южнокорейские (государственная KOGAS и негосударственные Lotte Chemical, GSE&R), китайские (CNPC, CNDOC) компании.

Ушли южноафриканская Sasol и малазийская Petronas. Есть информация, что в страну придут турецкие и южнокорейские предприятия, добывающие золото.

К счастью, парадигма власти смещается от исключительности разработки месторождений собственными силами к необходимости их разработки кем-то другим. Все-таки у отечественных компаний есть недостаток ресурсов и опыта.

Это, кстати, зрелая позиция: доктрина суверенитета над недрами в развивающихся странах все еще зиждется на контроле со стороны государства, а развитые страны приветствуют интернационализацию. Здесь любопытен опыт России.

В первой редакции национального закона о недрах были включены положения о концессиях и соглашениях о разделе продукции, в дальнейшем их изъяли.

Но к началу XXI века под давлением дефицита средств и технологий эти положения вернулись в российское право.

Но не все так гладко. Негативный инвестиционный климат и, видимо, память о печальном опыте американской компании Newmont Mining, работавшей в стране с 1995 года и выдворенной в 2006-м по политическим мотивам, препятствуют свободному притоку инвестиций в отрасль.

По большей части иностранный капитал — это «приведенные за ручку» компании из стран с «дружественным» правительством, которым мы гарантировали защиту от экспроприации. Это, конечно, влияет на качество инвестиций.

Ведь чем больше компаний хочет получить право на разработку недр, тем больше плюсов получает отрасль и страна в целом.

Сколько денег приносят недра?

Эксплуатация недр приносит отечественному бюджету серьезные доходы. В бюджете текущего года, составившем 62 триллиона сумов, только налог за пользование недрами принес 6,2 триллиона — одну десятую часть.

А ведь есть еще иные налоги добывающих предприятий, дивиденды от госсобственности, продукция в рамках соглашений о разделе добытого и другие источники дохода.

Вклад добывающей промышленности в ВВП страны составил на 2017 год около 15 триллионов сумов.

Экспортная выручка страны во многом формируется за счет эксплуатации недр. Так, доля энергоносителей и металлов в совокупном экспорте за 2017 год составила более 20%. Для сравнения, доля хлопка, который многими все еще представляется базой отечественного экспорта, — только 3,4 %.

На самом деле, если вдуматься в эти «триллионы», то становится понятно, что потенциал первичного сектора в стране раскрыт далеко не полностью. Во многом это «заслуга» далеко не передового правового регулирования. По мере роста национальной экономики будет расти и потребность в сырье, так что, хотим мы того или нет, нам придется улучшать и расширять правовую часть вопроса.

А если они закончатся?

Не стоит опасаться расширения добычи богатств страны. В конечном итоге все зависит не от добычи сырья, а от способности его рационального использования.

Если изучить экономику развитых государств, то выяснится, что сырье там добывают очень активно.

Но промышленность этих стран, во многом возникшая в местах извлечения полезных ископаемых, способна переработать добываемое сырье в нечто более ценное и интересное.

Цепочка переработки сырья стимулирует рост производств, обслуживающих эти цепочки, поставляющих им оборудование и комплектующие. Так что активная эксплуатация подземных богатств нашей страны при прочих равных может помочь развитию других секторов экономики, созданию рабочих мест и росту благосостояния населения.

Тут нужно отметить и существующие опасения, что подземные богатства, находящиеся на пике своей стоимости, могут быть заменены дешевыми альтернативами и просто станут никому не нужными, драматично падая в цене.

Либо, даже если будут извлечены все разведанные и подлежащие добыче запасы полезных ископаемых, будут появляться технологии, способные извлекать ископаемое сырье, которое до недавнего считалось трудно- или даже неизвлекаемым.

Все мы прекрасно знаем о сланцевой революции в США, резко опустившей стоимость энергоносителей в мире в 2014 году и рентабельность производства нефти в ряде стран-конкурентов.

Такие же примеры можно привести и касательно нашей страны. Ранее никогда не добывавшиеся и не рассматривавшиеся в качестве перспективных месторождения горючих сланцев в Узбекистане могут стать дополнительным источником энергии.

──────────

Мирза Илхомов

Источник: https://hook.report/2018/12/moe-rodnoe/

Почему национальные богатства России на самом деле не принадлежат народу

Природные ресурсы кому принадлежат в других странах.  Кому принадлежат наши природные богатства

Исходя из самой формулировки термина «национальные богатства», логично предположить, что богатства эти принадлежат всей нации — то есть буквально каждому гражданину Российской Федерации.

Однако далеко не все граждане могут похвастаться тем, что действительно владеют запасами нефти или газа, лесными массивами или собственными озерами.

В чем же дело? В терминологической неточности, в откровенном обмане населения со стороны властей или в том, что обыватели неверно трактуют свое право обладать национальными богатствами? Сейчас мы попробуем разобраться в этом вопросе.

Конституция ничего не гарантирует

О статусе национальных богатств говорит ст.9 п.2 в гл.1 Конституции: «природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности». Далее эту мысль развивает ст.36 п.1-3 гл.2, где говорится о том, что владение, пользование и распоряжение ресурсами осуществляют их собственники.

https://www.youtube.com/watch?v=h-StvAs1RwY

Иными словами, основополагающий закон государства вовсе не утверждает, что все граждане имеют равные права на пользование природными богатствами. Такого права собственности, как «национальная» или «народная», не существует. Однако любой желающий может предпринять действия для того, чтобы зарегистрировать частную форму собственности на тот или иной ресурс и стать его законным владельцем.

Иллюзия о том, что «все кругом народное, все кругом мое», сохранилась в общественном сознании с советских времен. Так, во времена Брежнева Конституция даровала гражданам право обладать и распоряжаться не только неживой, но и живой природой. Однако положения советского законодательства остались далеко в истории и больше не соответствуют реальности.

Опосредованное владение

В то же время, нельзя утверждать, что население России не получает никаких благ от природных ресурсов, залегающих в недрах страны. С полезных ископаемых можно получать доход — например, перерабатывать и продавать нефть.

Такой вид деятельности облагается налогом на доход с полезных ископаемых, сокращенно НДПИ. Именно на НДПИ — а если конкретно, то на нефтегазовую деятельность — приходится треть доходов в государственный бюджет Российской Федерации.

На данный момент в России добывается ежегодно:

  • нефти — 547 млн тонн;
  • газа — 640 млрд куб. м;
  • алюминия — 3.58 млн тонн;
  • алмазов — 40 млн карат;
  • золота — 297 тонн.

Полученные с этих природных ресурсов налоги тратятся на повышение уровня жизни населения, на образование, здравоохранение, пенсии и тому подобное. Таким образом, пусть и опосредованно, каждый гражданин действительно получает некий доход с того, что национальные богатства страны принадлежат в том числе и ему.

Нюанс в том, что большинство граждан не участвуют непосредственно в процессах эксплуатации природных ресурсов, извлечения из них прибыли и распределения этой прибыли. Однако это и не столь важно, если отдача от обладания национальными богатствами все равно ощутима.

Неэффективное распоряжение ресурсами

Если присмотреться к цифрам, то выяснится, что около 20 миллионов россиян проживают за чертой бедности. Те блага, которые государство якобы обязано им обеспечивать, до них не доходят полностью либо частично.

В некоторых других государствах, богатых природными ресурсами, дела обстоят совершенно по-другому.

Кувейт, чья экономика также основана на добыче и экспорте нефти, обеспечивает своим гражданам пенсию, которая в пересчете на российскую валюту составляет 168 000 руб.

Те уроженцы Кувейта, что решили получить образование за границей, получают от своей страны не только финансирование обучения, но и оплату перелета к месту учебы.

Аналогично поступают в ОАЭ, где нефть тоже является крупнейшей доходной статьей государственного бюджета. Гражданам государства оплачивают учебу в любом вузе планеты, на свадьбу дарят более 1 млн руб., а после появления в семье третьего ребенка прощают все долги.

Норвегия, которая стабильно остается мировым лидером по уровню благополучия населения, тратит нефтяные доходы на пенсии гражданам в размере 152 000 руб. ежемесячно.

Таким образом, право российских граждан получать блага от якобы «принадлежащих» им природных ресурсов хоть и реализуется в некоторой мере, но остается в значительной степени формальным. При более ответственном подходе это право могло бы быть реализовано с гораздо большей материальной пользой для населения.

Несправедливо и неравномерно

Куда же тогда направляются те доходы от полезных ископаемых, которые не доходят до населения? Они оседают на счетах в зарубежных банках и тратятся на абсолютно произвольные цели: от приобретения элитной жилой недвижимости до спонсирования футбольных команд.

Дело в том, что те корпорации, которые получают прибыль от эксплуатации природных ресурсов и имеют в своем названии приставку «гос», на самом деле ничем населению не обязаны.

Это частный бизнес, у которого есть конкретные владельцы с конкретными интересами.

Они получают доход от имеющихся в их распоряжении ресурсов, платят налоги в бюджет — а основной массой прибыли распоряжаются по собственному усмотрению.

В этом и кроется суть несправедливого распределения благ от добычи и использования национальных богатств России. Та польза и привилегии, которые можно было бы из этих богатств извлечь, оказываются сконцентрированными в руках весьма немногочисленного круга лиц. Никакой закон не обязывает этих лиц делиться привилегиями со своими соотечественниками.

В ближайшие годы ситуация вряд ли изменится к лучшему. К сожалению, наша экономика остается сырьевой: добытые ресурсы отправляются на экспорт в первозданном, непереработанном виде. Низкие темпы научно-технического прогресса не позволяют надеяться на то, что в ближайшие годы собственники национальных богатств постараются максимизировать извлекаемую из них прибыль.

Итоги и реальность

Увы, называть природные ресурсы России «национальными богатствами» можно только метафорически. На территории нашего государство находятся более 20.000 месторождений различных полезных ископаемых.

По количеству запасов природного газа Россия занимает 1 место в мире, по количеству угля — 3 место, по количеству нефти — 6 место.

Однако ту отдачу, которую от этих богатств получает население, нельзя назвать иначе как минимально.

***

Вопрос В.Путину про «национальное достояние России» (с 4 минуты)

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите левый Ctrl+Enter.

Источник: https://moiarussia.ru/pochemu-natsionalnye-bogatstva-rossii-na-samom-dele-ne-prinadlezhat-narodu/

Правник
Добавить комментарий